ВО ВРЕМЕНА БАЙКОВА:

 Вход в городской сад в нач. XX в.

Выглянув из окна, Маня увидела обычную для Ростова-на-Дону картину. Градоначальник объезжал утренний город на почти белой лошади с небольшими чёрными пятнами на груди. Он часто делал эти свои выезды, следя за порядком. Люди были ему за это очень благодарны и чувствовали себя как за каменной стеной. Ведь не просто какой-то полицейский чин, а сам градоначальник охраняет лично их покой!

Так, градоначальник сегодня рано встал это хорошо! Сама Маня считала это доброй приметой самой лучшей приметой, какая только может быть на свете! Она очень любила этот цокот копыт, и он ей всегда казался родным, близким и даже ласковым.

«Даже в такой день все ростовские собаки замолкают, боятся господина градоначальника, неторопливо думала она. Ведь это не кто-то там на лошади едет, не простой мужик лошадь пришпоривает и этим ей больно, очень больно делает! «Но, но, пошла!» говорит он громко лошади, кричит ей громко в уши, а лошадь от этого оглохнуть ведь может или заболеть какой-нибудь нервной болезнью. Ведь лошади они как люди, и болезни у них похожи! А этот господин тихо и ласково с лошадкой разговаривает, умеет с ней обращаться, поводьями он её как будто гладит! Мой любимый господин градоначальник... Я его очень люблю, и когда вырасту большая, замуж выйду только за такого, как он, только за такого! Умный он барин, важный и добрый. Да как ладно он на лошади сидит, да как ладно он с лошадью разговаривает! Сразу видно: он хорошо воспитанный человек и так же лошадь свою воспитал и следит за ней. И здоровая она, и красивая, и ладная, и статная!»

     Чем Маня пристальней вглядывалась на улицу, сильно высунувшись из окна, тем больше казалось ей, что это не лошадь, а девица-красавица! Потом ей вообще померещилось, что это она сама с господином градоначальником обход совершает конный и дозор держит. Она даже начала сильно тереть глаза, чтобы от этого сладкого наваждения избавиться.

     Так сегодня славно начался день, но потом Маня услышала голос купца Ефима: «Тьфу ты, пропасть! Опять он откуда-то вылез, опять прямо в ноги мне кинулся! Демьян, слышишь, сегодня нехорошо день начался, хуже ничего нет на белом свете, когда чёрный кот тебе в ноги бросается или дорогу перебегает. Этот же злодей вообще на меня откуда-то сверху, как зверь, как пантера дикая, напал, а потом в ноги как кинулся! Я всегда чёрных кошек обхожу за версту. И об этом не устаю повторять в Думе, что если чёрная кошка кому-нибудь дорогу перешла и если к тому же понедельник или тринадцатое число, то заседание любое нужно отменить! Не смотреть, важное оно или не важное. Не рассуждать надо тут, а по домам расходиться. Иногда в Думе слушают меня, и тогда дела хорошо идут. Всё от чёрных кошек зависит! Даже наш купеческий барыш могут они отменить такая власть над человеческими судьбами им, лукавым, дана. И когда чёрный кот по его поручению дорогу вам переходит знайте, это лукавый в нём сидит! Господи, Демьян Опанасович, Господи, чур, меня, чур! Скорее твори крестное знамение!»

     Потом Маня ушла в гимназию. Дома она всегда долго читала стихи Николая Алексеевича Некрасова. Красивая книжка, изданная русским географическим обществом. Старая книжка с картинками, но такая интересная! В ней и песни русские задушевные, и ноты к ним. Собраны эти народные песни самим Николаем Алексеевичем и так красиво переделаны в стихи. А стихи-то какие прочитаешь, а они сами как будто так и льются!

     На уроке словесности на вопрос учителя, что дети сегодня выучили наизусть, никто не мог ответить. Все гимназистки сами были поражены своей беспомощностью! Кто-то был занят дома своими делами, кто-то помогал родителям. И Маня вспомнила, что отец прочитал ей небольшую заметку о том, как гимназистка старшего класса покончила с собой из-за несчастной любви.

Фото Нахаловки(Новое Поселение) 19 века... 

 Потом он немного порассуждал о том, что когда он учился, таких случаев вообще не было. Ведь она гимназистка, очень молодая особа. Она от родителей зависит ещё, от их дохода, а своего дохода у неё нет, и ей, этой несчастной-разнесчастной душе, пока только об учёбе нужно было думать, а не любовь разводить! Яд она приняла! А яд за чьи деньги она купила? Ясное дело, что не за свои, а за родительские! Учиться в первую голову нужно таким особам, а не стреляться или яд доставать для собственной отравы! Ужас и кошмар просто настоящий, до чего молодёжь дошла. И такие заметки можно в печати в наши дни каждый день найти. «Господи, что же дальше-то будет!..» запричитал отец Мани Демьян Опанасович.

      Собор Святого Александра Невского на Ново-Базарной площади

Мане подумалось в этот момент, что скоро в женских гимназиях старшие классы совсем опустеют. И будет заканчивать она гимназию в гордом одиночестве. Да старшие девочки  наверняка не доживут до выпускных экзаменов, так как все покончат жизнь самоубийством из-за несчастной и неразделённой любви! С другими девочками на перерыве она почему-то заговорила о своём имени. «Вы думаете, у меня обычное имя? Но это не так. У меня не одно имя, а много-много имён. И Маша меня можно назвать, и Маня. А можно и просто Мария. Так часто императриц звали - и королев заморских, и их мам и бабушек. А можно и ласково Машенькой или Манечкой!  А у вас нет столько имён, у вас их меньше или вообще одно!». В общем, одно хвастовство.

     А сейчас идёт урок словесности, и на уроке только девочки, и класс такой полный. В этот день на уроке присутствуют и попечитель гимназии, и другие педагоги. Урок образцово-показательный. Цель урока и методические задачи поставлены: развить память учениц так, чтобы в дальнейшем они могли мыслить логично и автоматически справляться с возрастающим объёмом учебной нагрузки, предъявляемой к ним.

Надо много знать наизусть, очень много, подчёркивает учитель. Без освоения любого школьного предмета в совершенстве ученицами гимназии, продолжает он свою мысль, мы не сможем продолжать дальше вас обучать. В старших классах будет и латынь, и греческий, и космогония. Что касается словесности, то тут ещё возникает вопрос о совершенном владении русским словом. Предметы в старших классах гимназий усложняются, их становится всё больше и больше. Поэтому только те ученицы, которые овладеют своей речью  в совершенстве, смогут передать все те оттенки и тончайшие нюансы литературных произведений, которые доносят до вас наши известные русские поэты и писатели. Кто сегодня готов прочитать стихотворение наизусть и такое стихотворение, которое никто из нас не слышал, чтобы поразить нас и чтобы все присутствующие на уроке почувствовали, как хорошо вы готовитесь дома?

     Тут у Мани в голове всё спуталось. И ещё она очень сильно перепугалась присутствующего на уроке начальства. «Всего в старших классах гимназии будет больше и больше», говорит учитель, — подумала девочка-гимназистка. Больше будет предметов, больше знаний в голове. Наверное, для этого потребуется и больше нас, учениц-гимназисток. А отец Демьян дома прочитал в газете, что как раз их-то число всё время сокращается. Вернее, я так подумала. Надо скорей что-то наизусть прочитать и этим спасти лицо неподготовленных отличниц, которые молчат и совсем не знают, что сказать. Что же, чем скорей и больше будет звучать стихов на уроках, тем лучше».

     Она первой вызвалась отвечать на вопрос о стихах и выпалила стихотворение, которое ей попалось вчера в книге, изданной русским географическим Обществом. Как оказалось, эта книжка была издана поспешно и совершенно случайно, и не просматривалась местной цензурой. Хотя её и успели уже запретить, но о запрете знали ещё не все, и официально стихи Николая Алексеевича Некрасова входили в программу гимназий!

     Вот такое упущение они допустили: ведь цензоры тоже были люди и имеют право на ошибку! Она запомнила его наизусть легко, потому что поэзия показалась ей такой задушевной! Название такое радостное и оптимистичное: «Кому на Руси жить хорошо!» Речь в стихотворении шла о том, что на Руси хорошо и вольготно живётся помещикам, батюшкам, купцам и вельможам и министрам. В 1912 году отмечалось трёхсотлетняя годовщина дома Романовых, и логически девочке, которой только исполнилось одиннадцать лет, показалось правильным, что и самому царю на Руси живётся так весело и вольготно!

     Маня была очень наивным ребёнком не акселераткой, как её сверстницы, и скрытый смысл этого пассажа из стихотворения для неё остался неясным. Просто ей понравилось, что царь-батюшка к своему празднику находится в весёлом и бодром настроении и живёт весело да вольготно со всеми своими верноподданными. Это так прекрасно, и никакого другого смысла она в свои слова вложить по малолетству и не могла! Дай бог нашему государю-императору долгих лет здоровья и счастливой жизни, и всему дому его!

     Она привыкла к той мысли, что стихи не могут содержать ничего другого, кроме прославления государя и похвал в его адрес и всего царственного рода! Стихи никогда не лились с её губ с такой лёгкостью, как сейчас, и ей никогда не было так хорошо, как сегодня, на этом ответственном и важном может быть, самом важном в её жизни уроке! В её детской наивной голове как будто устроились с удобством все души великих русских поэтов. И она увидела их лица — и их лица действительно смотрели на неё, так как портреты их были развешены вокруг над доской и на всех стенах.

     Вот Александр Сергеевич Пушкин улыбается... Ай да Маня, как ты хорошо читаешь, как гладко! Рядом Жуковский довольно вздохнул. А вот и создатель од Державин смотрит на неё одобрительно. Да и не только поэты одобряют, как стихи Маня читает. Писатели тоже её поддерживают. Вот уже и Николай Васильевич Гоголь ей головой кивнул, и бородатый Лев Толстой, казалось, никогда так доброжелательно не улыбался ей со своего портрета, как сегодня! Она закрутила головой, стихи же продолжали сбегать с её губ свободно и легко, как никогда. С мармеладной улыбкой ей хочет подарить цветы сам Тургенев. Вот он ей их уже несёт, а не Полине Виардо. У Антона Павловича Чехова аж пенсне набок съехало от удивления и восторга. Всё вокруг неё закрутилось, и весь мир, показалось ей, её слушает и ею восхищается!

     Вдруг она увидела прямо перед собой лицо смотрителя гимназии. Он с ужасом смотрел ей прямо в лицо. Казалось теперь, что перед ней возник какой-то другой мир, состоящий из одного этого лица. Уже нет портретов великих и известных поэтов только одно это лицо. Это лицо было похоже на какое-то ей не очень знакомое слово, но где-то она, Манечка-Маня, как называл её отец дома, его, конечно, слышала, и лицо вымолвило для неё это слово, как бы напоминая о себе.

Цензура категорически запрещает подобные вирши! Я совершенно не понимаю, как вы, господин Никифор Иванович, педагог, учитель русской словесности, допустили такую ужасную вольность у себя на уроке? Я немедленно ставлю вопрос о замене вас другим учителем словесности. Гимназистка Мария Сыч-Ерёменко! Вы немедленно отчисляетесь из гимназии без права возвращения туда в назидание другим отроковицам. Урок закончен.

     Сильно переживал только старенький законоучитель. После уроков он пойдёт и успокоит отца девочки.

А сейчас Маня спешила домой и думала, что она скажет родителям. Когда она подходила к дому, её, плачущую, начал дразнить соседский мальчишка. Он всё время повторял обидную дразнилку. «Ай-я-яй! бессердечно и нудно тянул он. Как тебе не стыдно, панталоны видно!» и что-то там ещё в этом роде.

  Асмоловский театр, построен 1883 г.

     Было так обидно, что хотелось быстро-быстро побежать и утопиться в Дону. Но последний урок, данный Мане в гимназии, не прошёл для неё даром. Она резко развернулась и посмотрела в лицо мальчика взглядом цензора. Слёзы у неё сразу высохли, и голос был, как у учителя словесности уверенный и твёрдый.

Врёшь ты всё! Не видно там никаких панталонов! Врёшь! Отойди от меня! Отстань!

     Мальчик, не ожидавший такого отпора, не выдержал и попятился. Он думал увидеть заплаканное лицо, а тут такой твёрдый взгляд, такая напористость, что мальчику показалось, что не он дразнил маленькую гимназистку несколько долгих и приятных для него минут, а она его дразнит. Даже хуже чем дразнит, а просто казнит его этими словами. Он понял, что ему делать дальше тут нечего, и ретировался.

    У Мани в глазах опять стояли слёзы, и она с разбегу уткнулась в мамину юбку. Мама Фрося, не ожидавшая всего этого свалившегося несчастья, зарыдала вместе с дочерью. У неё никак не подходило пасхальное, или куличное, тесто. В это время из гимназии вернулся отец Демьян. Он привёл домой из гимназии маленькую первоклассницу Зиночку этой же гимназии, где раньше училась ах, Господи Боже, уже «раньше» училась! Маня. С ними пришёл к ним домой старенький учитель Закона Божьего. Энергично тряся бородкой, он делал всё возможное, чтобы успокоить семью...

    Мама Фрося вспомнила, что на Нахаловке, где самовольно селились бедные, да иногодние, было училище для девочек. В этом училище учились дети ремесленников, поломоек, шерстомоек...

     Они нуждались в дополнительной помощи, им нужны были платьица, вязанные шапочки,  фартучки, панталончики. Без них коленочки на морозе распухали, красные становились, болели непереносимо. И Андрей Матвеевич Байков позаботилсяо них, о бедных детях и всё это у них потом было в достатке...

       Автор: Владимир Портыченко

   

Создать QR-код
Добавить комментарий:

Добавление комментариев доступно зарегистрированным пользователям

Комментарии:
    Пока никто не оставил свой комментарий.
Наверх
Ваше мнение о портале?
Отзыв о туристском портале города Ростов-на-Дону
Заголовок*
Достоинства
Недостатки
Комментарий
Представьтесь