Ростов ремесленный:

  

У нас сегодня на слуху имена Парамоновых, Пустовойтовых, Асмолова и других промышленно-финансовых магнатов дореволюционного Ростова. Мы знаем их особняки (роскошные и даже красивые), знаем, что делали, что ели-пили, как благотворительствовали. Но не ими одними был жив Ростов. Не о них вспоминает­ся, когда смотришь на изумительную кладку старых домов, на фасадную лепнину, на ажур­ные кованые ограды особняков и решетки "пу­затых" балконов, узорчатые плитки в парадных доходных домов, на резные двери и фигурные переплеты окон с кое-где сохранившимися еще "теми" стеклами. И если мы не можем само­лично удостовериться в мастерстве прошлых булочников или колбасников, то мастерство строителей - вот оно, на виду.

Сто лет назад, в. 1894 году, население Ростова насчитывало около 110 тысяч человек (в десять раз меньше, чем сегодня). В тоже время, как сви­детельствуют архивы статистического комитета Области Войска Донского, "ремесленных заведений, приготовляющих предметы домохо­зяйства", было 970, а в них работало 3 тысячи 213 ремесленников различных строительных специ­альностей (как сказали бы сегодня - производст­венников и ремонтников): землекопы, глиновозы, кирпичники, каменщики, резчики, стекольщики, плотники, столяры, слесари, печники, трубочисты, драгили, литейщики чугуна, живописцы. Лю­бопытная деталь: сто лет назад в Ростове было 95 золотых и серебряных дел мастеров, а маляров - 84. Выходит, наши предки более нуждались в украшениях, чем в окраске стен своих домов.

Как известно, 80-е - 90-е годы прошлого века характеризуются бурным развитием фабрично-заводского производства. Но одновременно раз­вивалось и мелкотоварное производство. Это было закономерное явление. Во-первых, крупные предприятия нуждаются в своеобразных спутни­ках, обслуживающих их. Например, табачные, макаронные и ряд других фабрик нуждались в упаковочных ящиках, мельницы - в мешках и т.д. Во-вторых, быстрый рост населения, инду­стриализация его быта, громадное строитель­ство жилых, служебных и общественных зданий потребовали производства строймате­риалов, фурнитуры, инструментов и массы дру­гих вещей, а также услуг различного рода ре­монтных мастерских.

Перелистывая статотчеты Области Войска Донского с 1889 года по 1906 год, можно, однако, отметить, что ремесленное производство в раз­ных сферах имело неравномерное развитие. Так, если производство продуктов питания и одежды подвергалось резким колебаниям, вплоть до полного исчезновения каких-то видов деятельнос­ти, ремесленники-строители, как, впрочем, и юве­лиры, даже общероссийские экономические кри­зисы переживали относительно спокойно. Более того, в ситуации жесточайшего промышленного спада в 1901-1902 гг. ростовские слесари, куз­нецы, штукатуры, стекольщики и т.д. расширя­ют свои ряды, наращивают производство. На­пример, накануне кризиса в 1898 г. каменщи­ков было 421, а в 1901 г. - 750 (!), кровельщиков - 164 и 226, маляров - 175 и 204. Очевидно, что во времена всеобщего спада производства стро­ительство было (и, надеемся, остается) тем ост­ровом в экономическом океане, который кризис­ные бури затрагивают лишь касательно. Взгля­ните на фронтоны лучших домов на Московской, Темерницкой, Шаумяна, Социалистической, Пуш­кинской, там чаще всего встречаются даты по­стройки - 1901, 1902, 1903.

Ремесленные заведения (по-нынешнему - ма­лые предприятия, ИЧП, и т.д.) столетней дав­ности были очень не затейливы по своей штат­ной и организационной структуре: мастер - он же и хозяин, подмастерья и ученики. На одного мастера - каменщика приходилось обычно по три-четыре подмастерья и одному ученику; в таком же "ансамбле" работали плотники, кровельщики, штукатуры, стекольщики. Но вот при мастере-кирпичнике, когда дела шли хорошо, а такими были особенно 1891-1893 гг., могло работать до 20-30 помощников.

Правовое и экономическое положение ремес­ленников регулировалось Уставом о промышлен­ности Российской империи 1887 года, который имел две части (книги). Вторая книга была цели­ком посвящена ремесленной промышленности.

Некоторые части Устава напоминали цеховые ремесленные уставы 14-15 веков в Западной Ев­ропе, которые содержали запреты капиталистического предпринимательства, тормозили накопление частного капитала, нормировали наем подмастерьев, ограничивали закупки сырья и расширение производства.

Специального законодательства, регулирую­щего отношения между хозяином и работником не существовало. Единственный документ, фик­сирующий факт трудового договора, - расчетная книжка, да и та не вызывала почтения ни у рабо­тодателя, ни у рабочего. Первый мог выгнать вто­рого и без книжки, и без расчета. А второй мог уйти, не отработав аванса и не взяв расчетной книжки.

Рабочее время определялось статьей 431 Ус­тава и гласила: "Ремесленные рабочие часы в сутках суть от шести часов утра до шести вечера, исключая полчаса на завтрак, полтора часа на обед и отдых". Однако вместо нормированных десяти часов приходилось работать и гораздо больше. Газета "Приазовский край" от 22 октяб­ря 1897г. сообщала, что ремесленники часто были вынуждены брать у ростовщиков ссуды под грабительские 30-50%, а чтобы расплатиться с долгами, всему "коллективу" мастерской прихо­дилось работать по шестнадцать часов в сутки и экономить на харчах для учеников.

Ну и что же получали ремесленники за свой труд? К сожалению, точных данных о зарплате стро­ителей нет, но приблизительное представление об их доходах можно сложить и из отрывочных сведе­ний, которые имеются, а к тому же прикинуть, какое ремесло в прошлом веке было самым выгодным.

 Итак, в 1897 году хозяин-портной зарабаты­вал в год 219 рублей, сапожник - 350, шорник -128, хлебник черного хлеба - 180-260, булочник -500-580, часовщик - около 1000, кузнец - до 350. Ремесленниками считались и мастеровые, слу­жившие при различных городских учреждениях. Можно предположить, что им устанавливались оклады, сопоставимые с заработками "частни­ков", хотя заработки зависели и от учреждений, где они служили. Кузнец в пожарной охране по­лучал 420 рублей, плотник городского обоза очистки - 240 рублей, а больничный - 180 рублей. Кто ценился в больнице, так это - водопроводный мастер (360 рублей), старший повар (360 рублей) и просто повар (300 рублей). Судомойкам, поломойкам, прачкам платили 84-108 рублей в год. Как видим, труд мастера ценился в 2 - 3 раза выше, чем труд неквалифицированный, но и в 10 раз ниже, чем труд главврача больницы (3000 рублей) или главного городского архитектора (3600 рублей).

Оплата труда ремесленников сопоставима с оплатой труда интеллигенции. Учитель получал от 300 до 500 рублей, не считая доплаты за выслугу лет. Редакторы и корректоры местных газет полу­чали по 300 рублей - на уровне больничного пова­ра, а потому и была, наверное, наша дореволюци­онная пресса такой прогрессивной и ядовитой.

Для справки. Цены некоторых продуктов пи­тания сто лет назад: 1 кг. сливочного масла - 1,20-2,00 рублей, 1 кг. сыра - 1 рубль, 1 дес. яиц - 0,2 - 0,8 рублей, 1 л. молока - 0,08 - 0,1 рублей, 1 кг. говядины - 0,5 рублей, курица - 0,45-0,75 рублей, 1 кг. картофеля - 0,04 рубля, 1 кг. муки - 0,8 руб­лей, 1 кг. хлеба белого - 0,15 рублей, 1 кг. хлеба черного - 0,05 рублей, 1 кг. перловой крупы - 0,2-0,5 рублей, 1 кг. сахара - 0.35 рублей, 1 кг. чая -1,5-2,4 рублей, 1 кг. творога - 0,2 рублей, 1 кг. меда - 1 руб.  

   
     Автор:  В.И. Портыченко

Создать QR-код
Добавить комментарий:

Добавление комментариев доступно зарегистрированным пользователям

Комментарии:
    Пока никто не оставил свой комментарий.
Наверх